Заблуждения в истории
Мистификации, мошенничества
Нечистая сила
Чудеса с неба
Необычное, необъяснимое
Аномалии
Контакты. О сайте
Интересные ресурсы
На главную

Потемкинские деревни были вовсе не из картона.


1 · 2 · 3 · 4 · (5) · 6

Теперь Екатерина держалась все увереннее и смелее. Она обдумала, какой же путь ей избрать в дальнейшем. Она решила завоевать расположение общества, "наблюдаяЕ в обществе мои интересы так, чтобы оно видело во мне, при случае, спасителя государства". Итак, она хотела стать спасительницей государства, спасительницей России. Теперь этими соображениями определялись все ее поступки, в том числе и выбор любовников. Понятовского, от которого она родила дочь, сменил Григорий Орлов. Опираясь на него и его братьев, Екатерина хотела привлечь на свою сторону гвардию. Она внимательно изучила русскую историю и хорошо знала, что после смерти Петра Великого во всех дворцовых переворотах тон задавала гвардия, где заводилами являлись братья Орловы.


Когда Екатерина познакомилась с Григорием Орловым, здоровье императрицы быстро слабело. Елизавета чахла, она перенесла уже несколько апоплексических ударов. Но предстоящее царствование Петра III внушало Екатерине тревогу. Теперь Петр относился к ней так неприязненно, что она ожидала: ее отошлют назад в Германию. Тем не менее она ничего не предпринимала в свою защиту. Она положилась на Григория Орлова, от которого в ту пору как раз ждала ребенка. На Рождество 1761 года скончалась императрица Елизавета, и новым правителем был провозглашен Петр III. Прошло восемнадцать лет с тех пор, как Екатерина прибыла в Россию.


Целых шесть недель гроб с телом покойной императрицы был выставлен для торжественного прощания. Каждый день по многу часов подряд перед гробом, преклонив колени, стояла Екатерина - воплощенный образ смиренного благоговения и святости, поэтому как сообщил своему правительству французский посол она "все более и более завоевывала сердца русских". А Петр становился с каждым днем все непопулярнее, особенно среди гвардейских офицеров, с которыми он обращался как с рекрутами. Одним из первых его политических шагов стало заключение мира с Пруссией (мирный договор был ратифицирован 24 апреля 1762 года. Ётот пакт спас Фридриха Великого от крушения. Одновременно Петр заключил союз с прусским монархом, чьим страстным поклонником он был.


Его политика находилась в разительном противоречии с внешней политикой Елизаветы, но проистекало это не только из слепого преклонения перед прусским королем, но и вследствие тесных связей со своей немецкой родиной, Гольштейном. Петр искал во Фридрихе союзника для войны с Данией: ему хотелось силой оружия утвердить свои притязания на Шлезвиг. О России при этом он не думал, о России он никогда не думал. Часто он признавался Екатерине, - так писала она в своих "Записках", - что "Еон чувствует, что не рожден для России; что ни он не подходит вовсе для русских, ни русские для него и что он убежден, что погибнет в России". Россия угнетала его, она была слишком громадной для него; его сердце осталось привязанным к его крохотному герцогству Гольштейн. И ради маленького Гольштейна он решил ввергнуть великую Россию в войну с Данией.


Фридрих настоятельно просил его одуматься, по крайней мере, дождаться своей коронации - этим он укрепит свое положение. Однако Петр отдал приказ отправляться в поход; уже авангард русской армии вступил в Шведскую Померанию, а в первые дни июля черед идти на войну ждал и гвардейцев. И тут братья Орловы стали действовать.


28 июня гвардия объявила Екатерину II "самодержицей" и присягнула ей. Петр был арестован. Без всякого сопротивления он отказался от всех прав на престол. Он просил Екатерину дозволить ему вернуться в Гольштейн.


Она не согласилась на его просьбу, да иначе и быть не могло, ведь тогда Петр представлял бы постоянную угрозу и для нее, и для России. Даже будучи под арестом, он был опасен. Впрочем, длилось это недолго. Вечером 6 июля из Ропши, где удерживали Петра, курьер спешно доставил императрице письмо от Алексея Орлова. Автор был, очевидно, очень напуган и писал государыне следующее: "Матушка! Милостивая Императрица! Как мне сказать о случившемся? Не поверишь Ты Твоему верному рабу, ну да скажу правду, как перед ликом Господним. Матушка, умру, не пойму, как беда приключилась. Пропали мы, если Ты не помилуешь. Матушка!Е Его больше нет. Но никто это не замышлял; как можно помыслить поднять руку на императора. Но, Государыня, беда приключилась. Поспорил он за столом с князем Федором, и не успели мы разнять, а его уже и не стало. Сами не помним, что делали; и все мы виновны, и всех наказывать надо, но, помилуй меня, брата ради! Мне моя вина ведома - прости или прикажи немедля расстаться с жизнью. Мне свет не мил. Мы Тебя разгневали, и наши души на вечную гибель осуждены".


Матушка Екатерина, милостивая императрица, хотя и ужаснулась - ведь она никак не хотела начинать свое царствование с убийства, - но простила. И скрыла убийство. Она заявила, что Петр умер "по воле Господа" от прежестокой геморроидальной колики. Десять лет спустя Петр III еще раз заставил о себе говорить: авантюрист с берегов Дона, казак Емельян Пугачев, возглавил мощное восстание казаков и крестьян, объявив себя царем Петром III, чудесным образом спасшимся из темницы.


Восстание это стало самым серьезным внутриполитическим кризисом за все время правления Екатерины. Лишь ценой огромных усилий все-таки удалось разбить бунтовщиков. Пугачев был пленен и в январе 1775 года казнен в Москве. Чтобы ничто не напоминало о нем, Деревню, где он родился, велено было сровнять с землей, а дома отстроить на другом месте, сменив также название поселения. Теперь это местечко было названо в честь Григория Александровича Потемкина - так как он необычайно отличился при усмирении восставших. В это время Потемкин - уже десять месяцев он был фаворитом Екатерины - постепенно забирал бразды правления в свои руки. Оставаться одним лишь любовником государыни было ему мало, хотя и без того ему жилось славно. Он занимал очень высокие посты, был членом Тайного совета, вице-президентом Военной академии в ранге генерала. Он был возведен в графское достоинство. Екатерина наградила его высшими российскими знаками отличия и позаботилась даже о том, чтобы иностранные правительства также отметили его. Так, из Пруссии он получил "Черного орла", из Польши - "Белого орла" и "Святого Станислава", из Швеции - "Святого Серафима" и из Дании - "Белого слона".


Итак, Потемкин был почтен самыми высокими наградами, хотя Франция и отказалась удостоить его "орденом Святого Духа", а императрица Мария Терезия, которая не могла терпеть "эту бабу" Екатерину, не захотела произвести Потемкина в "рыцари Золотого руна". Версаль и Вена отделались вполне резонными объяснениями: подобных знаков удостаиваются-де последователи Римской католической церкви. Однако совсем иначе было с немецким княжеским титулом, который высоко ценили в России. Екатерина просила Иосифа II даровать Потемкину этот титул. Мария-Терезия вновь была против, но Иосиф стал возражать своей матери и, в конце концов, добился ее согласия: в марте 1776 года Григорий Александрович Потемкин получил титул князя Священной Римской империи. С тех пор он был "князем", "Светлейшим", "Его светлостью". Ежемесячное жалованье его составляло по приказанию императрицы 12 000 рублей. При этом все его расходы покрывались за счет государственной казны; время от времени Екатерина преподносила ему щедрые денежные подарки. Одаривала она его и ценными вещами, например шубами, драгоценностями, сервизами. Заботилась она не только о нем самом, но и о его родственниках. Его мать переехала в Петербург, за ней последовали его братья, племянницы и племянники. Все они получали чины и должности.


Чего еще не хватало ему? Он не получил орден Подвязки. Король Англии, Георг Ш, отклонил просьбу и даже, более того, как сообщал из Лондона в Петербург российский посланник, "не только отказал, но и счел сие дело возмутительным". А чего недоставало ему еще? Его биограф Соловейчик уверен, что с конца 1774 года Потемкин перестал быть любовником Екатерины и стал ее законным супругом. Его, человека, истово верующего, уязвляла незаконность их отношений, и потому "Ебывшая принцесса Софья Фредерика Августа Анхальт-Цербстская, ныне ее величество императрица российская Екатерина II, вдова покойного императорского величества царя Петра Ш по своей собственной доброй воле вышла замуж за Григория Александровича Потемкина всего через несколько месяцев после того, как он стал ее фаворитом".


Действительно ли состоялась свадьба, нельзя сказать наверняка. Соловейчик убежден в этом. Так же считают еще два русских историка. Но лишь на основании косвенных свидетельств. Доказательств нет. К свидетельствам относятся многочисленные любовные письма, в которых Екатерина именует Потемкина своим "супругом" или "мужем", а себя называет "супругой". Наиболее значимо из этих писем следующее, цитируемое Соловейчиком: "Мой господин и любимый супруг, сперва хочу сказать о том, что меня больше всего волнует. Почему Ты печалишься? Почему доверяешь больше Твоей больной фантазии, чем осязаемым фактам, кои все лишь подтверждают слова Твоей жены? Разве два года назад не связала она себя священными узами с Тобой? Разве с тех пор я переменила отношение к Тебе? Может ли статься, что я Тебя разлюбила? Доверься моим словам. я люблю Тебя и связана с Тобой всеми возможными узамиЕ"


Очевидно, Потемкин усомнился в любви Екатерины, и тогда она написала ему это письмо. По-видимому, он постоянно сомневался в ее любви. Современному человеку трудно понять, почему он так был настроен. Ведь Екатерина буквально осыпала его любовными письмами. Порой она писала ему записки по нескольку раз в день, часто адресовала ему пространные послания, в которых вновь и вновь признавалась в любви, хвалила его, восторгалась им, придумывала для него самые необычные ласкательные имена.


Долгое время она была совершенно без ума от него. "Нет ни клетки в моем теле, коя не чувствует симпатии к Тебе", - писала она. И еще: "У меня не хватает слов, чтобы сказать Тебе, как я Тебя люблюЕ" Или вот наспех набросанная записка, относящаяся к самому началу их романа: "Доброе утро, мой голубчик. Мой милый, мой сладенький, как мне охота знать, хорошо ли Ты спал и любишь ли Ты меня так же сильно, как люблю тебя я".


Мы не знаем, часто ли ей отвечал ее "голубчик", что он писал в ответ. Сохранилось лишь несколько писем, написанных им, ибо Екатерина имела обыкновение почти сразу же уничтожать их. Он же, наоборот, привык складывать большинство записок и писем в карманы своего шлафрока и постоянно носил их с собой. Шлафрок был его любимым родом одежды. Часто Потемкин, накинув на голое тело один лишь халат, появлялся поутру в комнатах императрицы, не обращая никакого внимания на присутствующих там придворных, посетителей и министров. И императрица, пишет Соловейчик, "Екоторая, несмотря на свой образ жизни, была в некотором отношении чопорным человеком и очень дорожила придворным этикетом, смирилась с его халатом".



1 · 2 · 3 · 4 · (5) · 6

 
 
R-SG.ru (c) 2007
Рейтинг@Mail.ru
·Главная· Заблуждения в истории· Мистификации, мошенничества· Нечистая сила·
           ·Чудеса с неба· Аномалии· Контакты. О сайте· Интересные ресурсы·
Рекомендуем посетить: